Почему к Крыму бензин дороже, чем «на материке»? Откуда берутся цены на жизненно важные продукты в Крыму?

0
196
Почему к Крыму бензин дороже чем

Почему в Крыму дороже бензин? Завышают ли наши магазины цены на продукты и есть ли на полуострове картели?

Обо всем этом КП-Крым рассказал руководитель управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Крым и городу Севастополю Евгений Костюшин.

ФАС регулярно мониторит цены на социально значимые товары. Как вы оцениваете ситуацию в Крыму? Какие есть тенденции?

Действующее законодательство не предусматривает государственного регулирования цен на продукты питания и другие товары. В стране рыночная экономика, цены на большинство товаров складываются под влиянием двух факторов: спроса и предложения.

Меры антимонопольного реагирования применяются в двух случаях, предусмотренных Федеральным законом 135-ФЗ «О защите конкуренции». Первый случай – крупный игрок на рынке начинает злоупотреблять рыночной властью. И здесь речь идет не только о завышении цены.

Классический пример: Джон Рокфеллер построил нефтепровод, альтернативный своим конкурентам, брал с нефтяников за его использование символическую плату, пока его конкуренты не разорились. Затем Рокфеллер выкупил их нефтепровод, став монополистом. Тогда и задрал цену.

Второй случай – это сговор между продавцами с целью поддержания определенного уровня цен. То есть, антимонопольный орган следит не за ценой, а за тем, чтобы стоимость имела рыночную, а не спекулятивную основу.

Обобщать и говорить о том, что в Крыму цены высокие, а на материке – низкие, не совсем правильно. Можно сейчас позвонить своим знакомым в любой другой российский город и сравнить цены, к примеру, на мясо курицы, батон хлеба и новый автомобиль. Уверяю вас, сравнение не всегда будет в пользу других городов.

Цены на товары формирует не только логистическая составляющая, но и общая рыночная ситуация. Да, действительно, Крым – конечная точка логистики, но дело еще и в развитии инфраструктуры и развитии конкуренции. А это вопрос не только антимонопольного органа. Позитивные подвижки, конечно же, есть, но они не всегда заметны потребителю и воспринимаются как должное. Но это и правильно.

Больше всего людей волнуют цены на продукты. Как в Крыму с ними?

Мы проводили проверки торговых сетей. В соответствии с законом о торговле ни одна торговая сеть у нас не занимает доминирующего положения. Мы мониторим ситуацию. Пока оснований для мер антимонопольного реагирования не имеется.

Почему мы наблюдаем разницу цен по сравнению с материком? Большую роль в формировании цен играют большие сетевые супермаркеты – «Пятерочка», «Магнит». В Крым они пока так и не зашли. На материке у них большой оборот, и они могут себе позволить держать низкие цены на отдельные товары. Когда такие сети в начале 2000-х заходили в новые города, то рынок завоевывали следующим образом: брали три ходовые позиции (обычно – мясо кур, хлеб, яйца) и ставили цены ниже всех, на нулевом уровне рентабельности. Да, сеть с этого не зарабатывала, но по городу быстро проходил слух, что там дешевле, и потребители начинали массово к ним ходить. Себе в убыток сетевой магазин может поработать несколько месяцев, потому что любой поставщик даст товар под реализацию.

Маленькие магазины себе этого позволить не могут, их рентабельность падает, они закрываются. Тогда начинает снижаться стоимость аренды торговых помещений в городе. Сетевики занимают освободившиеся площади по более низкой цене и начинают экспансию, захватывают город.

Если бы сети зашли в Крым, то мы бы тоже увидели это. Потребителю выгодно, а вот мелкие магазины страдают. Это обычно семейный бизнес и самозанятость. У них есть определенная ниша, так что во многих странах власть их защищает. К примеру, во Франции крупные сети не работают в вечернее время.

Еще одна позиция, о которой всегда спрашивают, — стоимость бензина.

О цене на топливо в Крыму любят рассуждать на досуге блогеры в соцсетях, и обычно все приходят к выводу, что ситуация на полуострове не очень. Сначала объясню, как формируется розничная цена на бензин. Львиную долю горюче-смазочных материалов (ГСМ) наши поставщики закупают в Санкт-Петербурге, на товарно-сырьевой бирже. Там определяется справедливая цена путем сопоставления спроса и предложения. Цена в рознице сильно зависит от биржи, но далеко не всегда.

На материковой части России работают вертикально-интегрированные нефтяные компании (ВИНКи), например, «Лукойл». ВИНК занимается и добычей, и переработкой ГСМ, реализацией и оптом, и в розницу. Условно, у них четыре «кошелька», но при этом все они – у одного владельца. Поэтому если временами в одном «кошельке» ноль, а в другом – двойная выручка, то итоговая сумма не меняется.

Поэтому ВИНКи могут себе позволить держать низкие цены в рознице, потому что зарабатывают на других позициях: на добыче, крупном опте, переработке. Например, в мае 2019 года закупочные цены на бирже выросли на 40%, а в рознице – всего на 11%. К нам ВИНКи не заходят из-за санкций, что сильно влияет на ситуацию с ценами на бензин.

Правда, следует учитывать, что у нас все-таки конечная точка доставки, а логистическая составляющая в цене на бензин есть. Например, в Саратове бензин будет дешевле, чем в Крыму, потому что в Саратове есть нефтеперерабатывающий завод, и расходы на транспорт минимальные. А чтобы доставить бензин в Крым, приходится потратить гораздо больше. Его до сих пор преимущественно переправляют по паромной переправе, так как это опасный груз. Дизтопливо уже пошло по Крымскому мосту, и когда откроют грузовое железнодорожное сообщение с материком, то выравнивание цен продолжится.

Но положительные сдвиги уже есть. До 2019 года разница между Крымом и Краснодарским краем составляла в среднем 2,5 – 3 рубля, а сейчас – 1 – 1,5 рубля максимум. Мы ни разу за пять лет не имели такой маленькой разницы в цене! Ожидается, что с введением железнодорожной части моста цена на бензин уже будет отличаться на копейки, а не на рубли.

Расскажите о картелях в Крыму. Обыватели думают, что это нечто вроде мафии, а на самом деле – просто группа предпринимателей, которые решили приостановить войну конкурентов и вместе подзаработать «на воздухе».

В 2016 году был признан картельный сговор в действиях пяти крымских топливных компаний. Летом 2016 года они синхронно повысили розничные цены на нефтепродукты без всякого повода: на бирже цены были стабильными, высокий сезон, никаких изменений. И суды нас поддержали, увидев в этом чистой воды картельный сговор. Более двух лет длилась судебная тяжба, но только к концу 2018 года дело рассмотрели суды всех инстанций.

Но признание повышения цен сговором – это был только первый этап. Второй этап – вопрос наложения штрафов. По повышению цен на бензин суды закончились в 2019 году, предприятия были оштрафованы. А по газу до сих пор суды идут. Штрафы в случае картельного сговора достаточно ощутимые – от 1% до 15% от оборотных средств компании, поэтому предприятия обжалуют их до последнего.

Антимонопольное нарушение – это сложный юридический факт.

Процесс привлечения к ответственности строится преимущественно (а иногда и исключительно) на доказательствах, являющихся, по сути, экономическим исследованием. Поэтому антимонопольные дела не рассматриваются быстро и пачками не штампуются. В работе европейской комиссии, например, имеется антимонопольное дело, начатое еще в 1980-х годах прошлого века, и оно еще не закончено.

Еще у нас есть два антимонопольных дела в отношении перевозчиков. Несколько операторов необоснованно подняли цены по двум маршрутам – в Ялту и Джанкой. Цены на бензин изменились на 10%, а стоимость билетов возросла на 30-40%. Мы увидели в этом согласованные действия, перевозчики сейчас обжалуют дело в суде. Мы как антимонопольный орган исходили из того, что нужно создавать такие условия, чтобы не было подобных нарушений в принципе. Мы указали Минтрансу Крыма об этом, надеемся, что они к нам прислушаются.

По закону есть два варианта контрактов с перевозчиками. Первый: когда экономически обоснованный тариф утверждается. Второй: перевозчика определили, а тариф остается на его усмотрение. Нам кажется, что на хороших маршрутах, где понятен пассажиропоток, нужно высчитывать и утверждать тариф до конкурса. Вся страна к этому пришла уже. Перевозчик знает, какой у него тариф, сколько пассажиров, может прогнозировать кассовое поступление и дальнейшее развитие. А в условиях свободного ценообразования возникает соблазн сговориться.

Источник: kp.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here